Любу Моргунову я знаю уже лет 20, как одну из ведущих марафонок страны 90-х-начала 2000-х. Знаю, что личный рекорд на этой дистанции она установила в Роттердаме в 2008 году – 2:25.12. Но, честно говоря, для меня было большим открытием, что Люба за свою почти 20-летнюю беговую жизнь пробежала около 60 марафонов!!! 26 из них с результатами 2:32-2:25!!! Кроме того, она выступала на этой дистанции на официальных стартах: чемпионате Европы в Будапеште в 1998 г.(золотая медаль в кубке Европы), чемпионатах мира 2001 г в Едмонтоне (серебряная медаль в кубке Мира), 2007 г в Осаке , 2009 г в Берлине (бронзовая медаль в кубке Мира), на Олимпийских играх 2000 года в Сиднее. Еще надо сказать, что она является обладательницей действующего рекорда России на полумарафоне 1.08.45 (2001 год, Мальмо, Швеция).

IMG_20160408_000219_18

— Люба, как каждый раз снова находить мотивацию для столь физически сложной и монотонной деятельности, тем более, на высоком уровне?
— Не могу сказать, что я её искала. Просто поняла, что это моё. Я любила и люблю марафон. Да, это тяжело, но когда входишь в систему и живёшь в ней, все раскладывается по полочкам и упрощается. Главное, чтобы результат на выходе устраивал.
— А вот про вход в систему и жизнь в ней давай поподробней. Что ты имеешь в виду?
— Я имею в виду систему тренировок и жизнь, связанную с определённым режимом. У меня это длилось около 20 лет, у кого-то – больше, у кого-то – меньше. Не нужно воспринимать ограничения в спорте, как жертву. Это должна быть просто твоя жизнь со своими особенностями. Тогда и лишнего напряжения будет меньше. Конечно, бывают случаи, когда устаешь и ничего не хочется. Но это в любом деле. Детей мы ведь примерно столько же времени растим и привязаны к ним, сколько я бегала. Просто когда чувствуешь резерв, когда есть цели и цели интересные… У меня всегда была цель показать лучший результат из возможных. А в последние годы хотела снова попасть на Олимпийские игры. Но так и не отобралась, к сожалению. Хоть и пробежала по личному в Роттердаме за 2:25.12, отбираясь в Пекин в 2008 году. Но тогда другие пробежали с лучшим временем.
— А что значит для тебя интересные цели?
— Каждый марафон в разных странах и городах. Я, например, объездила всю Японию. Точнее можно сказать «оббежала»: Токио, Нагано, Нагойя, Осака, Чиба. Это же очень интересно!!! И это и есть своего рода награда за монотонную работу (смеётся). Да и сами тренировки интересные: есть возможность следить за своим организмом, быть в контакте с ним, наблюдать, как он развивается. Это же целая вселенная для изучения. А большинство людей стремится найти ответы во вне. Хотя они внутри нас. Но к такому самопознания тоже должна быть предрасположенность.
— Как же ты поняла, что марафон – это твоё?
— До бега я занималась лыжными гонками на достаточно высоком уровне в СССР. И там у меня была хорошая подготовка выносливости. Мне было 22 года. Тренер по лыжам мне сказал, чтобы я пробежала длительный бег 20 км. Я вышла на Московский марафон, это был сентябрь (1993 год). Встала в конце. Думала, все же бегуны, а я так себе, лыжница. Дали старт. Я долго выбиралась из толпы, почти пешком шла. Потом, наконец, побежала. Такая эйфория была, что бегу с марафонцами! Очнулась аж только на 30-м километре. И подумала: «Что ж я 12 км не добегу?!» Добежала. Нигде не словила «стояка». Вышло 3:09. На следующий день пошла учиться. И так мышцы все болели, что с лестниц спиной спускалась.
— А уже будучи профессиональной спортсменкой, как ты выбирала марафоны, на которых выступала?
— Марафоны мне предлагали менеджеры. Если по пунктам, то сначала важным критерием были предложения самого марафона: призовые, деньги за участие и т.д. Затем важен также уровень марафона. Например, однажды я выбирала между Парижем и Бостоном. В Париже было бы легче и бежать, и выигрывать, но Бостон – это Major, поэтому остановилась на нем. Я бежала его 2 раза – в 2001-м была 3-я и в 2006-м году — 6-я. Второй раз выбрала Бостон вместо Лондона. В Лондоне призовая сетка достойная только для лидеров, а в Бостоне для первых 10-ти. Поэтому смотрела, где можно реально заработать. Ещё один важный пункт при выборе – мой контракт со спонсором. Меня экипировала японская фирма спортивной одежды, поэтому в Японии я бегала часто. Да и организация там мне нравилась больше всего: помимо обычных, необходимых условий проживания и питания на высоком уровне, по приезде нас фотографировали, брали интервью. Из этих фото и интервью составляли альбом, который вручали потом перед отъездом, как историю пребывания на этом марафоне. Очень приятная память.
— Как ты переносила смену часовых поясов? Мне, например, всегда тяжело было перестроиться, если разница во времени больше двух часов.
— Мы с моим тренером (мужем Александром Моргуновым – прим. авт.) всегда рассчитывали приезд так, чтобы бежать на 3-й день, после пятого дня возможны разные реакции организма. Вообще, если готов, то пробежишь, как надо. Возможно, будет некомфортно, но результат тот, на который наработал. На марафоне в Гонолулу старт в 5 утра по местному времени (разница с Москвой, кстати, 13 часов). Ещё темно. После выстрела — залпы салютов. Впечатляюще! Но нам не до этого: спать хочется, глаза в кучку, и бежать надо. Там я выигрывала 3 раза, 2 из них – с рекордом трассы. Как бы тяжелы ни были условия.
— То есть ты хочешь сказать, что погода – температура, влажность, в том числе в Гонолулу – тоже никак не сказываются на результате?
— Если готов функционально, то разницы нет, в какую погоду стартовать. Просто если сильно жарко, 2 минуты прибавляешь к планируемому результату. Я бежала в разных погодных условиях. В Гонолулу было +25 и высокая влажность, в Роттердаме — +9, в Нагойе — +29 градусов на финише. К погодным условиям готовилась заранее именно психологически. Ещё однажды бежала полумарафон в Японии в +1 и прибежала с результатом 1:10. А однажды случай был на полумарафоне в Португалии в городе Сетубал. Май месяц. После 10 км началась сильная гроза (у них, видимо, в мае тоже неспокойно с погодой). Гром и молнии метали так, что я думала, здесь и скончаюсь героиней. Трасса в один большой круг, и люди, а значит, помощь не всегда рядом. Лужи были по щиколотку. Я бежала и думала, то ли продолжать, то ли спрятаться где-то. В итоге, конечно, добежала. Выиграла с результатом 1:11. На тот момент это был личный. Вот тебе и трудные погодные условия.
— Теперь давай о практических вещах. Как ты выбирала себе обувь для марафона?
— Сначала я пробовала очень много разной обуви. Мало что подходило. Но когда у меня появился контракт с экипировочной фирмой, вот их кроссовки были как раз для меня. В них и пробегала всю спортивную жизнь. У них на подошве есть графит с вкраплениями жесткой крошки, так что в сырую погоду не скользко. Бывает сам асфальт скользкий и без дождя, потому что гладкий очень. Графит помогает. Плюс мне нравилось, когда «каблук» от передней части кроссовка отдельно был. От сплошной подошвы у меня были проблемы с ахиллами. И ещё от шага многое зависит: у меня шаг достаточно широкий, и жёсткая подошва не подходит. А мои кроссовки довольно мягкие были.
— Да, шаг у тебя, действительно, широкий. При этом, не силовой, а как раз наоборот, очень лёгкий. Ты как-то работала над своей техникой?
— Не особенно. Частота шага же во многом зависит от сердечного ритма. У меня довольно низкий пульс. Например, в покое в базовый период 36-38 ударов в минуту. Как сердце диктовало, так и бежала. Одно время я пыталась бегать почаще. У меня ничего не получалось: я не успевала отталкиваться. И сейчас я не стараюсь никого переделывать в технике.
— Да, я знаю, ты сейчас тренируешь любителей, в том числе готовишь их к марафонам. Что советуешь перед забегом? Наверное, можешь рассказать, что происходит с организмом на каждом километре дистанции?
— Да, примерно так. Классически советую первую половину марафона сдерживать свою стартовую эйфорию, даже до 30-ки бежать по графику, а потом уже что-то выдумывать. Подсказываю по окружающим людям: можно бежать и помогать друг другу, то есть использовать друг друга как спарринг-партнеров. За ними можно отдохнуть, прикрыться от ветра. Или наоборот, взять лидерство, если это свойственно психике. Если «партнер» не воспринимает этого, то начинает нервничать, убегает либо отстает. Но я сразу настраиваю: марафон бежать долго, поэтому переживать по таким «тактическим пустякам» не стоит. Марафон – это дистанция и время, а не соперники. Хотя тут же хочу противоречить самой себе одной историей, которая случилась со мной на марафоне в Пекине (1998 г.). Это, можно сказать, было моим самым большим разочарованием в беговой жизни. На 15-м километре я вышла вперёд и бежала первая, как я думала, до конца. Вот уже бегу по стадиону последние метры. И снова чувствую, что бегу одна. А стадион орет. Думаю: «Наверное, меня встречают». Больше же никого нет. На финише уже буквально руки вскинула в победном жесте – и в «клетках» обгоняет меня какой-то пацан (внешности такой, девчонок-то поблизости не было). И тут все судьи кидаются к нему и вешают на него венок победителя. А на меня ноль внимания. Я в недоумении. Потом присмотрелась – а это девушка. Я-то расслабилась на финише и проглядела её. В итоге – второе место и значительный проигрыш в финансах. Расстроилась тогда очень…
— Я знаю, ты мало пила жидкости на марафонах. Это твоя особенность?
— Я бы сказала, что это результат тренировок. Но всё-таки я бы не советовала это всем. Когда я бежала по личному рекорду в Роттердаме, там было, как я уже говорила, +9 градусов. Так вот там я не пила вообще. Мне было холодно и хватало своих запасов жидкости. Впрочем, и в Гонолулу я пила по минимуму. Но если не вовремя пить (смотря по погоде), может быть обезвоживание. Или наоборот, если на каждом пункте питания пить много, то вода не усвоится и начнётся булькание и тяжесть в животе.