В марафон Рита пришла не совсем типично для этого вида. Бегая с детства средние дистанции, 800 м и 1500 м и будучи мастером спорта в них, практически в разгар летнего спортивного сезона она вдруг решила пробежать марафон (2:40.47, Хельсинки, август, 2008 г.). Да так в нем и осталась… (Здесь поясню. Переход из «средневиков» в марафонцы – путь вполне естественный. Но он более постепенный и проходит целенаправленно через соревновательный бег на длинные дистанции, от 10 км до полумарафона, в течение нескольких лет). Уже в 2009 году Рита стала чемпионкой России на этой дистанции с результатом 2:35 (в Саранске). А в 2010 году выступала за сборную страны на чемпионате Европы в Барселоне в марафоне (2:47.26, 29 личное место и 1 командное; но после дисквалификации одной из спортсменок сборной, Наили Юламановой, за нарушение антидопинговых правил, золотых медалей была лишена вся команда России). В 2011-м Рита бежала марафон на чемпионате мира в Дэгу (2.35.39, 23 место). Сегодня в её «копилке» 12 марафонов. Личный рекорд – 2:27.07 – она показала в Париже в 2011 году.

Плаксина 2
— Рита, как решилась так вдруг из средних дистанций в марафон? Это же психика должна быть готова, терпеть надо уметь. Помимо того, что и опорнодвигательный аппарат должен быть привычным к длинным бегам.

— Я, действительно, и не думала бегать марафоны. Тренировалась тогда у своего мужа (Плаксина Сергея), и мы решили первое лето стартовать 5-ку на чемпионате России в Казани. Но, к сожалению, я не реализовалась в этом: результат не порадовал. Примерно в то же время мой будущий тренер, Виктор Золотарёв, предложил мне поехать на марафон в Хельсинки. Я же целенаправленно к этому марафону не готовилась, но у меня была «набеганность» в течение многих лет. К тому же на пробеги я тоже иногда выходила, но в рамках подготовки к своим дистанциям. И через 3 недели после чемпионата России я отправилась в Хельсинки. И то поехала туда с намерением пробежать хотя бы 30 км, как длительный бег, и сойти. Благо, мне из Питера туда, можно сказать, рукой подать. Но бежалось хорошо – я и добежала до конца.

— И тебе это так понравилось, что ты решила полностью переквалифицироваться…

— Не совсем так. После первого марафона я всё-таки решила, что ещё хочу стартовать по стадиону. А в октябре того же 2008-го мне снова предлагают уже в следующем году (в январе) слетать на марафон на Бермуды. Сама подумай, как отказаться?! (смеётся) Но я тогда тренеру (уже Золотарёву) твёрдо заявила: «Потом точно вернусь в манеж!!!» Он: «Да без проблем, Рита! Мы сейчас объёмы набегаем, марафон пробежишь, потом скоростные включим – и всё! В принципе, можешь стартовать на зимнем чемпионате России свою «трешку» и «полторашку»!» А это, кстати, через месяц-два! Но пройдя подготовку к этому марафону и пробежав его, я поняла, что стадионы мне больше не нужны и я хочу бегать марафоны. Даже сейчас… Есть теория, что нужно стартовать на дорожке, чтобы скорость поднять. Но чувствую, что не моё это. И «работы» по стадиону стараюсь не делать. То ли какая-то атмосфера не моя, то ли воспоминания из прошлого. А марафон – это настолько моё, что до сих пор не могу успокоиться.

Плаксина 4

— Так тебя, можно сказать подсадили на это дело…

— Да, можно сказать, и так. А я тут, типа, совершенно ни при чём. Шутка, конечно, но за первый год с августа 2008 по август 2009 я пробежала аж 5 марафонов: Хельсинки (середина августа), Бермуды (январь), чемпионат России (начало мая), Малайзия (конец июня), Хельсинки (август). После этого я сказала себе и тренеру: «Всё! Хватит частить! Теперь я хочу пробежать быстро!» Самый быстрый марафон тогда получился на чемпионате России – 2:35. Плюс я его выиграла. Для меня тогда это было событие! Я никогда не становилась призером чемпионатов России, а тут бах – и сразу победа!

— Ну, кстати, не самый слабый результат для первого года! А как ты решилась так частить?

— Да я тогда и не знала, сколько марафонов в год советуют бегать, сколько бегают другие. Мне предлагали – я не отказывалась. Ноги бегут – хорошо. А через год я уже поняла, что такое марафон. И, естественно, разговоры со стороны… Потом и бегала 2-3 марафона в год.

— И несмотря на то, что марафон – это твоё, есть ли что-то, что дается тяжелее, в тренировках или в самих соревнованиях, может быть?

— Скоростные работы, пожалуй. Я классически делаю спаренных два дня: работа плюс длительный. Так вот работа на отрезках чуть выше соревновательной, марафонской, скорости даётся сложно. Причём не только физически. Скоростные я всегда очень волнительно воспринимала, даже не объёмные тренировки – фартлеки. А вот на длительный я выхожу как на праздник. Эмоционально отдыхаю. Хотя бегу его достаточно интенсивно. Я длительные вообще не умею медленно бегать. Но голове намного проще, чем на отрезках.

— Есть такая теория, что не важно, сколько километров в самом длинном длительном вы пробежите в подготовке, важно, сколько раз вы будете бегать этот километраж во время этой подготовки. Вот такой каламбур. Сколько раз ты бегаешь эти 30-ки и больше?

— 35 км один раз за цикл, 30-32 км 3-4 раза. Но 35 км – это уже как контрольная тренировка за 40 дней перед марафоном. Но я говорю, что я эти бега хорошо воспринимаю. Даже тренируясь сейчас самостоятельно, легко могу вместо 30 км 32 пробежать, если самочувствие хорошее.

— А проверяешь себя на каких-то промежуточных стартах?

— Если они проводятся здесь в Питере или в области, то да, участвую. Например, 30 км за месяц до чемпионата России (в апреле) бегу обязательно.

— 30 км – это не много для соревнования перед марафоном? Успеваешь восстановиться?

— Я всегда планирую выполнить по ходу какую-то задачу, то есть не выкладываться полностью, с расчетом на то, что надо будет добежать ещё 12 км. Но это я говорю именно про апрельскую 30-ку, которая проводится перед Россией. Есть в Питере ещё одна, сентябрьская, – пробег в 30 км Пушкин-Санкт-Петербург. Он всегда стоит в моём плане либо после всех соревнований, либо на начальном этапе подготовки к марафону. Поэтому там я бегу практически на максимуме. Когда тренировалась с тренером, мы обязательно выходили на пробеги в 5, 10 км. После рождения второго ребёнка (в 2013 году) я ограничила себя в стартах: тяжело набирала форму, да и травмы мешали.

— Полный день отдыха даёшь себе?

— Ты знаешь, раньше я ждала день отдыха. А потом поняла, что если совсем не бегаю, то день – не день, не организованный очень: сплю на ходу, вся расклеенная. Поэтому зарядка 10-15 км – это обязательно. Я называю это зарядкой, потому что получаю определённый заряд бодрости и собранности от этой пробежки. Хотя по времени, это далеко не раннее утро, часов после 10. Но после этого кросса у меня все разложено по полочкам: я чётко знаю, что хочу сделать в течение дня, что должна сделать.

— Хорошо. Давай вернёмся к марафону. Как думаешь, каких ошибок он не прощает?

— Теперь я понимаю, что не прощает недостаточного внимания к общей физической подготовке: недостаток силовых тренировок ведёт к травмам. Помню раньше было просто лень зайти в тренажерный зал и сделать упражнения: мол, отбегала – и ладно, уже подкачалась во время бега. Организм молодой, здоровый, всё переносил. Но чем старше становишься (а марафон считается возрастной дистанцией), тем больше отсутствие ОФП негативно сказывается на опорно-двигательном аппарате. И я считаю, что некоторые мои болячки сегодня – от нехватки силовых тренировок вчера. И это та ошибка, о которой я сожалею. И ведь не обязательно тягать штангу. Но упражнения с собственным весом, с небольшими весами должны присутствовать.

Когда я бегала средние дистанции, мы по 2 раза в неделю занимались в тренажерном зале. И травм тогда не было. В первый год на марафонах мне, вроде, хватило того резерва. А потом пошли «звонки» справа и слева, которые я тоже достаточно равнодушно воспринимала (что неправильно): «Ну звенит и звенит. Это же спорт! Должно болеть.» А делать ничего не делала. И закончилось все серьезными травмами, из-за которых я вылетела из спортивной колеи и до сих пор в себя прихожу.

— А вообще хорошо слышишь свой организм?

— Как минимум, стараюсь. Но важно еще и доверять ему и действовать, исходя из его запросов. Однажды у меня был такой случай. Я была на сборе, и мне очень захотелось молочного, то есть организму явно чего-то не хватало. Я не обратила на это внимание. К молочному отношусь спокойно. А потом приехала домой, и через пару недель перелом в стопе. Причём, на ровном месте. То есть, видимо, организм сигнализировал о нехватке кальция, я услышала, но не придала значения. А надо обязательно. И во всем. Например, когда организм входит в, как я называю, режим «эконом»: на марафоне или в подготовке во время тяжёлых тренировок «соображалка» начинает замедляться. Мне, допустим, надо с сыном домашнее задание сделать, а я понимаю, что вообще не понимаю, о чем идёт речь. А вне таких тренировок всегда пожалуйста. Так вот для меня это «звоночек», что надо бы затормозить в объёме, в интенсивности. На марафоне, когда мозг начинает отключаться, я пытаюсь «взбодриться» тем, что мысленно переношу себя на те трассы, по которым тренируюсь, которые мне знакомы. Например, осталось 12 км. Это значит, надо добежать из точки А в точку Б по домашней трассе. Или: осталось 5 км – это столько-то кругов по стадиону. Мне это очень помогает.