Ксюша пришла ко мне в конце весны 2015-го. Легкая, хрупкая и, одновременно, бледная и астеничная. Но с такой красивой техникой, какой никогда не было у меня, как у спортсменки: она бежала вдохновлённо, едва касаясь дорожки стадиона. Я мысленно потирала руки: вот оно – настоящее тренерское приключение с прирождённой бегуньей, заряженной, к тому же, на рост спортивных результатов.
И приключение началось. Какие бы тренировки я ей не давала, Ксюша не росла несколько месяцев. Не росла от слова совсем. Беговые упражнения и базовые силовые тренировки она ещё как-то тянула, хотя без особого прироста силы (только для тонуса), а вот бег очень быстро сворачивался: либо темп не могла держать, либо совсем останавливалась.
«Странно, — думала я. – Я же снижаю заданные скорости и объёмы всё больше и больше до уровня нагрузки для здоровья, а она и их не тянет. Я, конечно, начинающий тренер, но 20 лет спортивного стажа дают определённые знания и ощущения. Что-то тут не так».
Результаты на соревнованиях тоже стояли на месте: не стоило платить деньги тренеру, если ты бежишь так же, как без него. «Десятки» в районе 55 минут, полумарафоны – 2 часа плюс-минус, учитывая, что Ксюше было 25 лет и бегала она со времён университета, не имея лишнего веса и проблем со здоровьем…
«Лен! – как-то начала она тот памятный для меня разговор. – А что это мы тренируемся уже 4 месяца, а результатов нет?!»
Резонный вопрос ученика.
«Ксюш, я не буду вилять. Я не знаю почему. Не понимаю, как ещё изменить нагрузку, чтобы что-то сдвинулось. Давай-ка ты сдашь анализы».
И она сдала: гемоглобин – 88, железо с ферритином тоже критично ниже нормы (сейчас уже не помню цифры, так сильно меня ошарашил гемоглобин))). Были и другие дефициты, но эти – самые значимые для длинных дистанций.
Оказывается, Ксюша 6 лет не ела мясо и ничем не восполняла недостаток его питательных веществ. К моменту работы со мной мясо присутствовало в её рационе год-полтора, но, видимо, организм настолько истощился, что без фарм поддержки уже не мог восстановиться.
Мы обе приободрились от понимания причин: значит, действуем мы правильно, просто надо немного помочь организму.
Год мы оставались на тех же уровнях нагрузки «для здоровья», восполняя дефициты. И осенью 2016-го Ксюша стала скидывать примерно по 5 минут с каждого старта на каждой дистанции (а уж постартовать она любит) просто «на своём здоровье». Анализы оставались ниже среднего: гемоглобин – ниже 120.
На следующий год я решилась на эксперимент: ничего не менять в подготовке «для здоровья» в целом, только раз в месяц-два буду давать одну тренировку поострее и сделаю акцент на силовых почти без прыжков (количество и режимы, конечно, меняла от мезоцикла к мезоциклу). Почему так? Организм восстанавливался, но медленно. Моя задача – не мешать ему в этом, но доставлять удовольствие психике и эго Ксюши. Все свои намерения я, само собой, обсуждала с ней: спортсмен должен знать, куда его ведут в целом.
2017-й ознаменовался массой личных рекордов. Ставка на здоровье сработала!
И только с 2018-го у нас начались спортивные тренировки (снова с оглядкой на здоровье, конечно))))) В этом году и далее мы успешно замахивались на призовые места. Это тот случай, когда аппетит приходит во время еды))
Мы проработали к Ксюшей почти 5 лет, после чего она решила сменить жизненные приоритеты и увлечения. 5 лет настоящей жизни со слезами и смехом, конфликтами и обнимашками, результатами вверх, на месте и вниз.
Моё восхищение ученицей бесконечно! Она не сдавалась снова и снова, доверяла мне и верила в нашу работу, в то, что я профессионал, а она сильная.
Свалить из контакта/работы – легко. Сложнее – проходить конфликт и вакуум общения насквозь, каждый раз обнуляясь для новой встречи с партнёром. На мой взгляд, уходить надо, когда внутри пусто. Когда есть злость, недовольство партнёром или ситуацией, надо идти в это недовольство и работать – с собой и в паре (при условии адекватной адекватности обеих сторон))))). И это про любые отношения.