Тренировка-мозга-4

Итак, «построив» свои движения заново, мне нужно было их автоматизировать. Конечно, оба эти процесса проходили параллельно. Но в большей степени перевод движений на автоматический режим (так называемая моторная/двигательная/процедурная память) происходил на марафонах. Вообще, основная проблема автоматизации движений – преодолеть «тормозную завесу» ГАМК-эргических нейронов с высокой фоновой активностью в мозжечке (клетки Пуркинье) и базальных ганглиях (нейроны полосатого тела) путём модификации синапсов этих нейронов. Ведь с точки зрения организации движений, лучше вообще не двигаться, чем совершить движение не вовремя или невпопад.

А с возрастом сигнал о необходимости менять привычный паттерн движения становится и вовсе слабее. Ведь тонкое изменение такого, казалось бы, простого типа движения, как локомоторное, не совсем понятно мозгу: обычно модификация таких движений напрямую не связана с удовлетворением важных потребностей (другое дело – если обучаться движениям надо заново, как при нервно-мышечных повреждениях). В то же время энергозатраты на такую работу колоссальны. И зачем вообще нужна автоматизация техники бега?

Да хотя бы для того, чтобы разгрузить лобную кору для тактических манёвров,  непредвиденных перемещений и столкновений, для контроля за скоростью.

Итак, сигнал об изменённом локомоторном движении пошёл из ассоциативной лобной коры в мозжечок через поле 6 (премоторная кора). На входе кора внутренней зоны полушарий мозжечка, состоящая из клеток Пуркинье, тормозит промежуточные ядра мозжечка, которые отвечают за автоматизацию локомоторных движений с учётом мышечной чувствительности. Ведь если ядра сработали, то движение будет запущено.  Поэтому мне снова и снова нужно давать запускающий сигнал в мозжечок, где он разойдётся по двум путям: через ядра мозжечка и через каналы, которые затормозят клетки Пуркинье (звёздчатые и корзинчатые нейроны коры мозжечка либо лазающие нейроны нижней оливы). И тогда работа синапсов между параллельными волокнами и дендритами клеток Пуркинье ухудшится, а результат обучения улучшится (долговременная депрессия).

Возможно, более сложная ситуация с автоматизацией самой двигательной программы – в базальных ганглиях. Ведь полосатое тело, в котором и происходит модификация нужных синапсов, — самая «молчаливая» область ЦНС, так как нейроны там срабатывают редко. И без моего любимого дофамина из чёрной субстанции одной волей я бы вряд ли смогла нейтрализовать «тормозную завесу» бледного шара. Но мне от природы повезло, дофамина у меня достаточно. Поэтому удовольствие от движения и от познания новой информации я всегда получала с лихвой.

А вообще, выглядит это странно и даже комично: «использовать» соревнования для автоматизации движений, которая (автоматизация) нужна для того, чтобы успешнее выступать на соревнованиях.

Однако, чтобы лучше понять, почему это переобучение было реализовано и почему вообще возможна эта модификация синапсов, нужно обратиться к Павловской системе обучения. И здесь не обойтись без описания специфики внутренних процессов перед и во время марафона на профессиональном уровне.

Итак, обращаясь к выводам И.П. Павлова, мы знаем, что существует четыре «основных условия для обучения:

  1. Повторное сочетание исходно незначимого стимула и положительного подкрепления («Повторение – мать учения!»).
  2. Чем значимее подкрепление, тем быстрее идёт обучение. (Самое главное условие!!!)
  3. Во время обучения не должно быть сильных отвлекающих факторов (объект/тема обучения является «явной доминантой»).
  4. Мозг должен находиться в хорошем функциональном состоянии (не быть сонным, слишком голодным или слишком сытым и т.п).»

Выводы Павлова относились больше к сенсорно-эмоциональной памяти. Но механизмы формирования кратковременной и долговременной двигательной памяти схожи с механизмами вышеуказанной, что позволяет мне всё-таки опираться на мнение учёного.

И обо всём по порядку, точнее – с конца. Одно из условий успешного выступления на соревнованиях – достаточно отдохнуть, то есть выйти на старт в «хорошем функциональном состоянии» (мозг сюда тоже включаем). Конечно, вы спросите: «А как же предстартовый мандраж, свойственный участникам соревнований?» Профессиональные спортсмены учатся подходить к соревнованиям в так называемом «оптимальном боевом состоянии» (ОБС). Марафонцы даже в большей степени спокойны, так как дистанция длинная и психическую энергию надо беречь.

По пункту 3 можно сказать следующее. Во время марафона подавляющее количество времени спортсмен следит за своей техникой. Происходит некое сканирование движений сверху вниз и обратно с особым вниманием на «слабых» местах и мягкая коррекция этих движений по ходу. Это позволяет держать бег в фокусе, то есть не отвлекаться на другие «доминанты». Фоново и параллельно, конечно, присутствуют дополнительные фокусы: держать скорость, следить за безопасностью вокруг и дорогой (кочки, повороты), а в конце ещё и за соперниками (если они «угрожают»). Кроме того, доминанта периодически и на короткое время даже меняется. Это происходит на пунктах питания и на контрольных отметках дистанции. Но само движение в это время продолжается и, в принципе, не сильно ломается. То есть можно сказать, что бег и техника во время марафона – «явная доминанта».

Пункт 1 и 2 я бы в данном случае объединила. И вот почему. Я уже описала, что сканирование техники бега и её коррекция происходят постоянно. То есть сигнал постоянно движется туда-обратно (от мышц, сухожилий, связок и т.д. и к ним) по спинному и головному мозгу. А вот подкрепление у каждого своё. Мне всегда нравилось бегать и количество положительных эмоций (в данном случае работа дофамина, серотонина и эндорфинов) во время этого занятия всегда было достаточно большим. Плюс, конечно, во время соревнований включается и норадреналин с адреналином. Ну чем не подкрепление? Но самое главное в данном случае – влияние дофамина на базальные ганглии.

Иногда спортсменом может двигать жажда заработка денег, славы или страх проигрыша. Проигрыш может закрыть дорогу к более значимым соревнованиям (таким, как чемпионаты мира, Европы, Олимпийские игры), а также оставить спортсмена в безвестности.

Но без «значимого» подкрепления в спорте, будь то положительного или отрицательного («кнут» или «пряник») вообще нечего делать. Эмоции – это, в  принципе, движущая сила, без которой заставить организм выдерживать сверхсильные нагрузки, на мой взгляд, нереально. На фоне усталости эмоции, конечно же, снижаются. Но бОльшую часть дистанции свою работу выполняют.

Почему же переобучение на тренировке или на соревнованиях на более коротких дистанциях не было столь успешным, как на марафоне? На мой взгляд, есть несколько причин. Во-первых, стимул шёл постоянно на протяжении 2,5 часов или около того (тренировки обычно короче и с паузами отдыха). То есть количество непрерывно реализованных движений было колоссальным, и «тормозная завеса» пробивалась не единожды.

Во-вторых, спортсмен бежит  марафон на субмаксимальной для своего организма скорости. То есть кислорода и питания хватает, чтобы мозг мог работать. Экстремальные условия типа жары или холода не берём в расчёт; в этих случаях, конечно, следить за техникой весьма сложно. А во время соревнований на более коротких дистанциях весь фокус – на тактике и скорости.

И в-третьих, тренировки обычно проходят на определённом фоне усталости. То есть мозг находится в ОТНОСИТЕЛЬНО хорошем функциональном состоянии. Тем не менее, я совсем не хочу умалять свою работу над техникой на тренировках, потому что они позволили реализоваться кумулятивному эффекту.

Итак, я попробовала порассуждать о возможности переобучения техники бега в зрелом возрасте. Конечно, это всего лишь небольшая часть моих размышлений на эту тему. Сегодня мне интересно подбирать способы воздействия на нервную систему разных людей для изменения их паттернов движения в беге. Например, те средства, которыми пользовалась я, не всем даже интересны, а кому-то не подходят по их темпераменту (не с точки зрения эмоциональности, а в смысле способности к обучению). Но я понимаю, что изменить движения даже на достаточно тонком уровне для взрослого человека вполне возможно. С другой стороны, я совсем не призываю менять свою технику бега с помощью марафона. Слишком уж это затратно во многих смыслах. Марафон нужно бегать по другим причинам.

Ну и если будут вопросы, можем обсудить их тут:

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2303704223057009&id=100002523628670

https://vk.com/bookmarks?type=post

https://www.instagram.com/p/BwRZFz-nCpq/?utm_source=ig_web_button_share_sheet